Про первую любовь

Петьке шесть. У него косит глаз, одно «очко» заклеено после очередной операции, рот постоянно открыт из-за аденоидов.

Взрослые прозвали Петьку «Пусть походит». Когда кто-то кричал Петькиной матери, что он наделал в штаны, она всегда отвечала: «Пусть походит».

У ребенка выработался рефлекс. Наделав в штаны, он орал: «Пусть походит, пусть походит».

Петька не был первым парнем у нас во дворе, он был единственным. На безрыбье, как известно, и рак рыба. Петька не был рыбой, он был девой, а дева со стрельцом категорически друг другу не подходят.

Но это я узнала много позже, а тогда… тогда я страдала от Петькиных ухаживаний. Любовь – она такая, заставляет страдать, даже если тебе четыре. Страдала я в основном молча, не считая одного случая: мама ушла в магазин, оставив меня на попеченье Петьки.

Мы играли на ковре в паровозик. Чух-чух. Я впереди, Петька сзади. Всем хорошо. Было. Пока Петька от нахлынувших чувств не вонзил зубы мне в зад. Такой детский БДСМ. И смех и грех.

На мой дикий ор сбежались соседи. Петьку выпороли, пострадавшую задницу смазали зеленкой. Я простила быстрее, чем Петькины родители и уже на следующий день торчала под его окнами, общаясь через форточку. Петька был наказан.

В наших непростых отношениях порой случалась идиллия и тогда Петька кормил меня хлебом с маслом-с-сахарком. Другой еды он не признавал. Только хлеб с маслом-с сахарком. Только хардкор.

Любовь – это жертвенность. Однажды Петька взобрался на высокую ель, козырнул перед дамой. Обратно слезть он уже не смог, поэтому заорал откуда-то сверху: «Зови отца, иголки попу колят». Вот это герой.

Я ринулась спасть любимого, рискуя сломать голову. Все остались живы и здоровы, но Петька был выпорот «как сидорова коза» «для его же блага» и наказан.

Петька дарил мне цветы. Баба Нюся из седьмой квартиры подарила мне пластиковый стаканчик с семечком огурца. Я бережно хранила подарок и не выпускала из рук, ожидая, когда же проклюнется огурец. Огурец не проклевывался, но однажды в стакане вырос чудесной красоты цветок.

Самый прекрасный на свете. Я носилась с цветком, показывая чудо каждому встречному-поперечному, пока не узнала, что цветок засунул в стакан Ромка, потому что я «достала его со своим огурцом».

Ну, разве не прелесть? Высокие отношения. Петька пошел в школу, стал взрослым и перестал «возиться с мелюзгой». Вот так, с младых ногтей разбиваются сердца, а чувства втаптываются в грязь. Шучу.

Петьке уже сорок. У него трое детей, красавица-жена и три работы. Но как же здорово иногда вспомнить те беззаботные годы. Думаю, у каждого в жизни были такие Петьки, Вовки, Сашки, Вики или Наташки. Поделитесь?

Порадуйте автора, мне будет приятно, чесслово! Спасибо )

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.